Московский купец-филантроп
Московский купец-филантроп

Удивительно, что всё-таки бывают на свете такие люди: имея способность приобрести солидный капитал, они умеют при этом делиться им с другими. Кажется, что такое противоестественно. Но такое было и бывает. 

ЕРМАКОВ Флор Яковлевич (1815–1895)-предприниматель, купец 1-й гильдии, действитель­ный статский советник, выборный московского купеческого сословия, один из крупнейших московских благотворите­лей. От отца унаследовал не­большую ситценабивную и красильную фабрику в Москве. Затем стал владельцем бума­готкацкой фабрики, а также шерстяной и камвольной фабрик в Москве в Сокольниках и текстиль­ной фабрики в Тверской губернии. Имел до­ходные дома в Москве и в Петербурге. 

Благотворительностью он занимался и раньше. Еще в Крымскую войну (1853-1856 годов) финансировал ополчение. Участвовал в деятельности благотворительного общества княгини Софьи Щербатовой и был даже казначеем Пресненского отделения ее Дамского попечительства о бедных. 

Успехи на ниве торговли, уважение, которое к Флору Ермакову испытывали окружающие, померкли перед ним, когда один за другим умерли его жена Мария, сын Андрей, которого он прочил на свое место, отец, брат и дядя. Мысль ликвидировать фабричные дела запала глубоко в сердце, и за этой мыслью восстала во всей чистоте и привлекательности другая – послужить Богу в лице ближних. 

Следующим ударом стала смерть в 1881 году второго сына Павла. На третьего сына, Дмитрия, который был психически и физически болен, Ермаков рассчитывать не мог. Он окончательно закрывает свой бизнес и продает одну за другой фабрики.

Второй жене, дочери, сыну Дмитрию в завещании, составленном в 1888 году, он оставил не много. Считал, что обеспечил их при жизни. Зато хорошо известно, что на благотворительность, храмостроительство и другие богоугодные дела Флор Ермаков завещал три миллиона рублей. Часть из этих денег была передана на богадельни.

В 70-х гг. XIX в. отошел от дел и целиком посвятил себя благотворительности. В 1876 г., закрыв фабрику в Со­кольниках, перестроил здание и открыл в нем Ермаковскую богадельню для призрения 1 тыс. человек из крестьянско­го сословия. В 1889 г. устроил богадельню в помещениях упраздненной фабрики. В соб­ственном доме открыл бесплатную народную столовую на 500 человек. Всего же на благотворительные нужды Флор Яков­левич пожертвовал около 3 млн. руб. 
В 1890 г. Ермаков пожертвовал 300 тыс. рублей на призрение душевнобольных Москов­скому городскому общественному управлению.

 Зачем Ермакову было нужно открывать богадельни и заботиться «о сирых и убогих»?

С одной стороны, это было частью имиджа предпринимателя. Благотворительность в то время была частью ведения бизнеса. Она могла серьезным образом повлиять на успешность или неуспешность твоего дела.

Богадельни в тогдашней Москве были востребованы. Не все пришедшие на заработки могли устроиться в городе. И хотя государственная система помощи тоже имела место, но опиралась она на частных благотворителей. И лично император, и в целом власть очень поощряли таких людей, как Ермаков, которые «ублажают старость». Кстати, в 1877 году Ермаков получил потомственное дворянство за свою филантропическую деятельность.

В 1896 г., по завещанию, на средства устроено Ермаковское отделение на 100 человек в Алексеевской пси­хиатрической больнице. Корпус на 1,5 тыс. человек сооружен был за счет 800 тыс. руб., отпущенных из капитала Ф.Я. Ермакова в распоряжение Город­ского Управления на устройство ночлежных помещений для рабо­чего населения. 
Свыше 1 млн. руб. из завещанных Ермаковым капиталов израсходована на строительство и оборудование ремесленного училища им. Ермакова, готовив­шего техников и электротехников. Открыто в 1907 г., ныне Московский Экономико-энергетический колледж.