Как сотрудник Эрмитажа стала донором костного мозга 

Наталья Лыгина – старший сержант полиции, сотрудница службы безопасности Эрмитажа, мать двоих детей. Недавно она стала донором костного мозга – а значит, у кого-то появился шанс на спасение 
Как сотрудник Эрмитажа стала донором костного мозга 
Фото: Дмитрий Фуфаев/ «Петербургский дневник» 
Вероятность стать реальным донором костного мозга, то есть найти своего реципиента, своего генетического близнеца, – одна на 10 тысяч. Человек может всю жизнь состоять в регистре доноров, но реципиент так и не найдется. Именно поэтому чем больше в регистре доноров – тем больше шансов у нуждающегося найти того единственного, кто может спасти ему жизнь. 

Наталье и ее реципиенту повезло. Хочется верить, что мужчина весом около 70 кг (иную информацию не раскрывают) поправится и будет жить еще очень долго. 

«Иду до конца» 

Наталья Лыгина вместе с мужем Олегом и маленьким сыном 13 лет назад приехала в Петербург из Оренбургской области. По образованию – учитель начальных классов. Поработала в детском саду, потом пошла в милицию. Маленькой хрупкой Наталье однажды пришлось даже задерживать рецидивиста: один из пассажиров метро, где она тогда работала, показался подозрительным, «пробила» его – человек оказался в розыске. Обманом и обаянием Наталья заманила мужчину в камеру временного содержания, дальше коллеги сделали свое дело. 

Затем – рождение второго ребенка, служба в полиции, охраняющей главный музей Петербурга. Но погоны пришлось снять, недотянув до офицерского звания, – по семейным обстоятельствам перешла на более мирную должность, работает в службе безопасности Эрмитажа. 

«Когда еще работала в детсаду, методист бросила клич: девочки, надо сдать кровь. Мы с подругой откликнулись, хотя раньше никогда не сдавали. После этого стала периодически ходить на станцию переливания крови, понимая, что кровь нужна всегда, а я молодая, здоровая – если уж не могу помочь деньгами больным, то помогу хотя бы кровью», – рассказывает Наталья. 

Там она познакомилась с волонтерами благотворительного фонда «АдВита». Они рассказали, что очень нужны доноры костного мозга, и Наталья подписала соглашение. Там же сдала дополнительную пробирку крови на типирование и вступила в регистр доноров костного мозга. 

«Я об этом ничего не знала. Пришла домой, рассказала мужу. Мы с ним почитали, узнали, что совпадения крайне редки. Я еще подумала тогда, что это не про меня. И забыла об этой истории. Но три года спустя – в январе 2019 года – раздался звонок, и мне сказали, что есть совпадение, – до сих пор волнуясь, рассказывает Наталья. – Конечно, я не передумала. Хотя был страх, и мама плакала, отговаривала. Но я понимала, что однозначно иду до конца». 

Из двух вариантов забора костного мозга Наталья выбрала более длительный, но без общего наркоза. «Донация длится 4 часа, лежишь, двигаться нельзя. Рядом дежурят трансфузиологи, постоянно интересуются самочувствием, спрашивают, хочется ли есть, пить. После этого никаких неприятных ощущений, только небольшая слабость. Под присмотром кураторов отпускают домой – и все», – рассказывает Наталья. 

На время обследований и самой донации донору оформляется больничный лист. Потом от регистра доноров Наталье на работу – в Государственный Эрмитаж – пришла благодарность, руководство музея выписало ей премию. Коллеги удивлялись, восхищались, но захотели пойти по ее пути немногие. 

Кто-то не подошел по возрасту – донором костного мозга можно быть до 45 лет. Другие испугались. А большинство попросту не знают, что это такое. И в этом главная проблема. 

«Когда готовилась к донации, искала в Интернете реальных доноров, чтобы рассказали, как все происходит. Информация есть, но в основном официальная, реальных рассказов мало. И я решила, что буду рассказывать подробно обо всем, что происходит, – говорит Наталья. – Размещала в Инстаграме посты: как иду, как лежу, что происходит. Получила очень много вопросов, слов поддержки, благодарности, увидела и страх людей. Но главное – отклик идет, людям интересно. И они будут узнавать и вступать в регистр. Имеем ли право мы, взрослые и здоровые, бояться, когда рядом – больные дети?» 

Доноры костного мозга начали общаться. Наталью нашли в общественном движении «Энергия жизни». Теперь она вместе с другими донорами участвует в акциях, призывает вступить в регистр, рассказывает, как и что происходит. 

«Из моих знакомых человек десять уже вступили в регистр. Вступила моя землячка, тоже Наташа из городка Новоорска. Это маленький город, там люди вообще ничего про это не знают. Ей пришлось ехать в соседний город, но и там не знали, первый раз не приняли. Она при ехала еще раз, через неделю. Сейчас пишет, что еще знакомые интересуются, тоже хотят», – рассказывает Наталья. 

Сейчас 36-летняя Наталья Лыгина больше всего хочет познакомиться со своим реципиентом. Но это возможно только через 2 года после процедуры, а прошло всего шесть месяцев. «Тот звонок из регистра я буду помнить всю жизнь. Я плакала, это казалось каким-то чудом – что я смогу кому-то спасти жизнь», – делится эмоциями женщина. 

СПРАВКА: 

4000 человек ежегодно ждут пересадку костного мозга в России, находят подходящих доноров лишь 300. Это всего 8%. На 142 миллиона жителей в нашей стране потенциальных доноров всего около 100 000. В Германии с населением 81 миллион человек в национальном регистре 7,5 миллиона. 

В Национальном регистре доноров костного мозга имени Васи Перевощикова состоят 27 327 человек. 

Источник: https://spbdnevnik.ru/news/2019-10-22/kak-sotrudnik-e..
#Донорство_костного_мозга#Адвита#Национальный_регистр_доноров_костного_мозга