Инклюзивное добровольчество 

В результате несчастного случая Алексей Транцев из Самары лишился обеих рук. Теперь он руководитель Инклюзивного клуба добровольцев, автор успешных социальных практик, победитель грантовых конкурсов и вдохновитель сотен людей с инвалидностью и без. Он рассказал о плюсах и трудностях инклюзивного волонтерства и главной цели своего клуба: 

Алексей Транцев, автор проекта «Инклюзивное движение России» 
Чем отличается волонтер с ОВЗ от обычного волонтера? 

Волонтер с инвалидностью на первых этапах меньше других замотивирован работать. Это связано с психологическими барьерами, таким ребятам бывает трудно общаться, что-то делать вместе, тем более в рамках дедлайнов. Требуется время, чтобы этому научиться. И это не вина ребят с ОВЗ. Просто у них было меньше возможностей проявлять себя в процессе открытой, активной жизни. 

Но когда добровольцы с инвалидностью уже вливаются в волонтерские акции, когда они начинают по-настоящему понимать, как и зачем они это делают, вот тогда более замотивированных волонтеров вы уже не найдете. Их начинают воспринимать не как людей с ОВЗ, а как личностей, членов команды. Это огромный плюс инклюзивного волонтерства и смешанных команд. 

Конечно, между ними есть отличия, но только в плане функционала. Очевидно, что человеку, который передвигается на коляске, будут трудно даваться задачи курьера. При этом для ребят с ОВЗ в проектах НКО есть огромное количество заданий, с которыми волонтеры справятся хорошо. 

Например, на молодежном форуме ПФО «IВолга» в 2017 году администратором инклюзивного шатра была девушка, которая передвигается на коляске. И она была одним из лучших администраторов на форуме федерального значения. А в 2018 году на площадке «Инклюзивный городок» эта девушка уже стала старшим инструктором — руководила штатом в 10 человек, которые отвечали за то, чтобы участники с ОВЗ чувствовали себя комфортно в полевых условиях, успевали на образовательную программу, были сыты, хорошо спали. У неё это прекрасно получалось. 

Волонтеры с инвалидностью уходят работать в некоммерческий сектор чаще, чем обычные добровольцы. Так что это еще и отличный кадровый резерв для НКО. Да, поначалу бывает сложно, а работа по социализации людей с ОВЗ требует времени, внимания, работы психолога. Тем не менее инклюзивное волонтерство приносит свои плоды, и ребята с инвалидностью встраиваются в систему некоммерческого сектора России уже сейчас. 

Например, у меня достаточно серьезный график командировок, тренинговых программ, встреч, совещаний. Составляет это расписание и держит его в порядке мой заместитель Ольга Лифанова, которая совсем не видит. Тем не менее она один из моих лучших сотрудников, которые работают в интернете. Существуют программы, которые начитывают текст и позволяют людям с особенностями зрения прекрасно ориентироваться в сети. Да, иногда возникают проблемы, когда, например, к Оле попадают документы в формате pdf. Тогда она просто обращается к своим коллегам, просит их либо перевести текст в другой формат, либо просто самим зачитать материал. Подобные трудности всегда легко решаются. 

Как это устроено? 

Инклюзивные проекты создаются не по классическому принципу «благотворитель – благополучатель», а по принципу «равный – равному». Люди без инвалидности принимают участие в таких проектах не из чувства жалости, а потому что им реально интересен сам формат. Им интересны мероприятия, турпоходы, форумы. А еще рядом с ними есть люди с ОВЗ, такие же, как они – участники и волонтеры, с которыми ребята сотрудничают. 

Организаторы подобных проектов должны сделать так, чтобы людям с совершенно разными формами инвалидности было комфортно, но при этом и от самих участников требуются активность, стремление развиваться, выстраивать коммуникации. 

Все это должно быть сделано профессионально. 

В первые годы у нас было довольно много неполучившихся проектов. Примерно столько же, сколько успешных. Предложение взять волонтера с ОВЗ раньше воспринималось если не в штыки, то очень осторожно. Мы практиковались, вносили правки в кейсы, пока не достигли хороших, апробированных технологий. Сейчас в рамках своих больших федеральных проектов мы сами делимся со всей страной, как правильно организовать свою инклюзивную группу. 

Как начать действовать? 

Социальное проектирование – это дело, которому нужно учиться. Как, например, учатся вождению. Сперва нужно пройти этот этап, потом попробовать себя в мероприятиях регионального уровня. Можно ориентироваться на грантовые конкурсы. Также важно находить единомышленников на форумах и конференциях, где собираются органы власти, поднимаются острые проблемы. Нужно приходить туда и рассказывать о своих идеях. 

От государственных структур мы чаще всего встречаем поддержку. Но, если проект уже реализуется, можно обратиться к социально ориентированному бизнесу. У моей организации, например, есть два ведущих бизнес-партнера, которые помогают нам ресурсами. 

Такой командой мы и добьемся своей цели. А цель Инклюзивного клуба добровольцев – сделать так, чтобы он оказался ненужным. Когда люди перестанут удивляться при виде человека на коляске, который работает, когда двери для людей с ОВЗ будут открыты, как и для всех остальных, вот тогда Инклюзивный клуб добровольцев перестанет быть востребованным. 

По итогам второго конкурса 2018 года проект «Инклюзивное движение России» получил грант в размере 8 277 336 рублей.

Источник: https://vk.com/@pgrants-inkluzivnoe-dobrovolchestvo
#Инклюзивное_добровольчество#Алексей_Транцев#Инклюзивный_клуб_добровольцев#Волонтер_с_ОВЗ