Бизнесмен и основатель ультратяжелых забегов Golden Ring Ultra Trail и Mad Fox Ultra Михаил Долгий рассказал «РБК Стиль» о беговом сообществе в России и о том, почему оно активно участвует в благотворительных акциях

Бег на дальние дистанции уже перестал быть просто видом спорта и превратился в социальное движение. В России беговая культура получила резкое развитие и расширилась в последние 10 лет. В 2015 году у нас в стране появились первые трейловые забеги — на дальние дистанции, с изнуряющими маршрутами по пересеченной местности. Именно тогда группа Running Heroes Russia под руководством Михаила Долгого начала свою активную деятельность. 

Долгий — гражданин мира, заинтересованный в развитии бегового сообщества и социальной ответственности в России. Он известен своей активной деятельностью в среде бегунов-ультрамарафонцев и благотворительными акциями, которые сосредоточены не только вокруг сбора средств, например, в пользу фонда «Синдром любви», помогающего людям с синдромом Дауна и их близким, но и вокруг реальных дел. Долгий и его единомышленники, среди которых есть и офисные сотрудники, и предприниматели, находят время для благоустройства городского пространства в Суздале и Ростове Великом. 

Михаил уверен, что организовывать спортивные мероприятия ради денежного обогащения — не самая удачная мысль. За любым забегом должно стоять нечто большее, что будет вдохновлять людей и делать мир лучше. В беседе с «РБК Стиль» организатор трейловых забегов поделился своим мнением о связи благотоворительности и спортивных мероприятий, а также рассказал, с какими трудностями сталкивается ультрамарафонец на пути к финишу. 

О беге и благе 

«Мода на занятия благотворительностью пришла в нашу страну с Запада», — замечает Михаил Долгий. Истоки нужно искать в наблюдательности: состоящие в беговых сообществах люди, особенно организаторы, следят за тем, что происходит за рубежом, и заимствуют лучшие идеи. «Суть в том, что необходима не только организаторская цель или продвижение своего бренда, но и некие полезные дела на благо общества», — продолжает он. «Я побывал во многих странах мира, заразился этой мыслью и подумал: городу Суздалю я что-то строю, в Ростове помогаю, но можно ведь еще и сотрудничать с фондом. Так в моей деятельности появился «​Даунсайд Ап»​, а потом и «Синдром любви»». 

Бегая все дальше, пополняя коллекцию медалей и впечатлений, спортсмен пришел к мысли о том, что просто привлекать внимание к здоровому образу жизни уже недостаточно. Так родилась потребность заниматься чем-то полезным: раз уж спортивная деятельность строится на здоровье тела, почему бы не заняться оздоровлением общества? 

«Здесь многое зависит и от самих бегунов, у которых часто много подписчиков в соцсетях. Хорошо, когда некоторые известные спортсмены вдруг осознают, что хватит уже писать о себе любимом и постить селфи. Кто-то принимает решение подавать другой пример — пример социальной ответственности», — объясняет Долгий. 

«На мой взгляд, страна выживает за счет героических людей. Объясню: в обществе есть некоторое недоверие благотворительным фондам, потому что не все они работают открыто. Часто неизвестно, чем они занимаются, как распределяют бюджет и так далее. В случае с фондом «Синдром любви» я понимаю, как все происходит. Я вижу героических людей — сотрудников фонда, которые работают там, потому что им просто интересно. Я вижу партнеров фонда, достаточно обеспеченных, которые обращают к нему свои искренние симпатии. Подобное отношение стимулирует к сотрудничеству, возникает желание быть причастным к этому делу. Тем более когда ты достиг определенных высот в обществе, необходимо делать что-то полезное». 

Кто помогает фондам и почему 

Из многих людей, как связанных с беговым сообществом, так и нет, пока лишь 1% готов помогать фондам. Михаил Долгий уверен, что это уже неплохой результат, учитывая, что благотворительное беговое сообщество находится сейчас лишь у стартовой черты, а впереди — трудная дистанция. 

Выстрел сигнального пистолета приближает проект «Атлет во благо». Смысл инициативы в том, что спортсмены лично занимаются сбором средств на программы поддержки людей с синдромом Дауна, привлекая к этому своих знакомых и близких. Ключевым элементом становится доверие к атлету. 

«Такие проекты нужны, поскольку даже в Москве среднее количество людей на забегах еще слишком низкое. Наше комьюнити не так сильно развито, но за шесть-семь лет активных трудов оно все-таки начинает расти. Тогда, соответственно, инициативы вроде «Атлета во благо» будут собирать больше средств для фондов и благотворительных организаций», — считает трейлраннер. 

Долгий начал заниматься организацией трейловых забегов в 2015 году. Развитие этого движения в России стало его увлечением, целью которого было расширить довольно замкнутое комьюнити отчаянных бегунов. 

«Тогда мне говорили: «Где ты нашел этих людей?» На мой первый трейл к старту вышли 80 человек. Никогда в России на дистанцию 100 км не собиралось столько народа. А сейчас у меня уже больше 500 человек на дистанцию Т100, а общее количество стартующих приближается к 4000 атлетов — рост очевиден», — рассказывает Долгий. 

По его мнению, «делать спортивное мероприятие нужно либо потому, что тебе самому интересно, либо для каких-то благотворительных целей. Делать мероприятие ради зарабатывания денег — это глупость». 

Экзотические забеги 

Самыми соблазнительными для участников всегда были и остаются трейловые забеги за рубежом. Это один из видов спортивных путешествий для самых стойких. Преодолевая дистанцию, атлет не только бьет личные рекорды. Многие организаторы строят маршруты в таких местах, куда туристы не добираются сами или куда их не пускают. Это могут быть охраняемые территории природных заповедников или просто джунгли, гулять по которым отважится не каждый. 

«Был трейл во Вьетнаме, когда на меня свалился паук размером с ладонь. Через минуту ужалила дикая оса. Я бежал и думал, что умираю. Тогда мне стало понятно, почему Америка ушла из Вьетнама, — там все живое хочет тебя убить. Страшно, когда на тебя прыгает жуткая тварь, как в «Чужом», — рассказывает Долгий. — Оса вообще врезалась на скорости, я ее даже не увидел. Она укусила, и где-то минут через шесть на трассе появился чек-пойнт. Я подбежал к нему в панике, потому что место укуса ощутимо воспалялось. Вьетнамец, который разливал нам воду, заверил меня, что я буду жить. Я успокоился и побежал дальше. Через десять минут все прошло». 

В беговой карьере Долгого Вьетнам оказался одним из самых сложных трейлов: «Там очень жарко и высокая влажность. Если хочешь освежиться и погружаешься в реку, то выходишь на берег, обвешанный пиявками. Забраться в гору тоже сложно — приходится хвататься руками за деревья с острыми шипами, потому что больше не за что. Трава высокая, тонкая и острая, хлещет по телу и по лицу так, что ты не в состоянии даже определить, где находится порез, и остановить кровотечение. Преодолевая дистанцию, я страдал от обезвоживания и четыре раза получал солнечный удар». 

Однако джунгли джунглям рознь и гигантские пауки с хищными осами иногда представляются совсем несерьезной угрозой. Все познается в сравнении. 

«В Коста-Рике, где я занял третье место, немного другие джунгли, экзотические: мимо скачут лемуры, носатые обезьяны, лошади. Бежишь и слышишь звуки, европейскому человеку малознакомые, и не понимаешь, кто это. И хочется прибавить скорости. Кстати, видел маленькую пуму. Она заинтересованно смотрела на меня из кустов, но я не решился продолжить знакомство». 

«Когда бежал по пустыне Сахара в плюс 50, меня немного повело на 60-м километре. Повезло, что я оказался как раз в оазисе, где на дороге валялись финики. Кто-то добрый сорвал их с пальмы и разложил вдоль маршрута. Я быстро поел, пришел в себя и побежал дальше», — вспоминает трейлраннер. 

В заключение разговора Михаил Долгий предостерегает любителей бега от участия в трейловых забегах без специальной подготовки. Преодоление больших дистанций в нечеловеческих условиях требует долгих лет непрерывной практики и тренировок. 

Источник: https://style.rbc.ru/people/5bc49fed9a79479765f80911
#Бег_на_благо#Бег_и_благотворительность#Михаил_Долгий